Инна Ахтырская, газета "Моя Батьківщина"

«Моими соавторами являются господа Медведчук и Павловский…»

Відомий київський журналіст Вахтанг Кіпіані- про цензуру за часів Кучми, "Помаранчевої революції" та про свій скандальне звільнення з "1+1" (мовою оригіналу)

Журналист Вахтанг Кипиани осенью покинул канал 1+1, потому что руководство канала без объяснений закрыло программу «Подвійний доказ», ведущим которой он был. Сегодня Вахтанг работает на канале К1 выпускающим редактором и часто публикует свои статьи в интернетовской «Украинской правде». Ко всему прочему, он еще и обладатель самой большой в Украине частной коллекции прессы и самиздата.

У моего собеседника всегда множество оригинальных идей. Вот, к примеру, на минувшей неделе он решил возобновить политическую деятельность. Пару дней назад информагентства облетела новость, что Кипиани вступил в Гражданскую партию «ПОРА», предвыборный список которой будет возглавлять легендарный Виталий Кличко.

Встретились мы с Вахтангом в одном из киевских кафе. Мне очень запомнился его оранжевый шарф. Кипиани – остаётся «помаранчевым», но при этом иронически замечает, что его «персональные инвестиции в проект «Ющенко» не принесли дивидендов». Но, как и многие верящие в идеалы Майдана, говорит, что неправильно было бы ожидать каких-то кардинальных изменений всего только за год. Но о политике в этот раз мы говорили мало, больше - о делах журналистских.

- Что случилось с «Подвійним Доказом»? Почему его не стало? В чем вы видите причины закрытия программы?

- За три года в эфир „Студии 1+1” вышли больше 130 выпусков «Подвійного доказу». Программа, на мой взгляд, была острой, интересной зрителю, и, к счастью, не цензурируемой руководством канала. Мы работали все лето, чтобы зритель в начале сезона увидел обновленный, интересный и качественный проект, вынашивали множество идей, заказали и установили новую декорацию.

Но в августе генпродюсером канала «1+1» стала Ольга Герасимьюк. Мы попытались установить нормальные деловые отношения, но это оказалось невозможным. В результате, мягко говоря, странных интриг и претензий «Доказ» трижды не вышел в эфир, хотя темы, которые мы подготовили, были суперактуальными. Рейтинги программы были высокими (по крайней мере, выше, чем у программы «Иду на вы», которую ведет Герасимьюк с «легендарным» Вячеславом Пиховшеком). Наиболее странное в этой ситуации то, что менеджер даже не пыталась как-либо объяснять почему конкретные передачи не выходят в эфир, хотя сезон уже начался.

Только спустя два месяца Ольга Герасимьюк озвучила аргумент – мол, программа «не отформатирована». Что сия мудрость означает – непонятно… Ведь конкретных замечаний или же советов, как программа должна развиваться, уважаемый генпродюсер не высказывала. Ни до, ни после фактического закрытия передачи.

Все это было глупо, ненормально и оскорбительно. В этой ситуации я не видел дальнейшей возможности работать с госпожой Герасимьюк. Я написал заявление об уходе. Но оговорюсь – ставшая жертвой цензуры, любимая публикой программа – на совести собственников и руководителей канала.

Причину закрытия «Доказа» я вижу в изменившейся политике канала, а также в неумении менеджера по-человечески разговаривать с журналистами, находить с людьми точки соприкосновения, или, в конце концов, четко аргументировать свои решения.

- Каковы были темы программ, не вышедших в эфир?

- Первая была приурочена к годовщине трагедии в Беслане, вторая – о причинах нерасследования дела об отравлении Президента Ющенко, а третья – о судьбе киевского криминалитета середины 90-х годов: куда девались «братки» и «бригады», контролировавшие Киев?

Темы резонансные, а объяснение их отсутствия в эфире какими-то «техническими трудностями» несерьёзными. Почему о формате не говорилось раньше, когда шла подготовка тем? Почему Ольга Владимировна на голубом глазу утверждала, что тема об отравлении президента и бездействии господ Пискуна и Турчинова «не интересна»?..

В программе о трагедии Беслана мы хотели показать часть видеоинтервью, которое журналист радио «Свобода» Андрей Бабицкий взял у террориста Шамиля Басаева. Мы – единственные в Украине, кто имеет такой материал.

Басаев взял на себя ответственность за приход боевиков в Северную Осетию. Но при этом, он думал, что, захватив школу, сможет заставить президента Путина пойти на переговоры с чеченским сопротивлением. Басаев признал, что ошибся – “даже это не заставило Путина вздрогнуть...”.

Россия оказалась не готовой защитить своих детей ценой даже формальных переговоров с бандитами... Для Путина было важнее сохранить имперское величие страны, чем человеческие жизни. Безкомпромиссная позиція – „мы с террористами не разговариваем” и стала причиной появления 300 могил. Я был на городском кладбище в Беслане – вам лучше этого не видеть... Удивительно красивые детские, особенно девчоночьи, лица на фотографиях.... Православные кресты и мусульманские столбики рядом…

И это, по мнению Герасимьюк, тоже не важно и не интересно?! Украинский зритель имеет право слышать не только логику Кремля. Информация в программе была сбалансированной: были интервью с людьми, которые поддерживают Путина, и с теми, кто осуждает его позицию. А Басаеву выделили только минуту, тот фрагмент, где он публично брал на себя ответственность за захват детей в заложники. Конечно же, мы с Анатолием Борсюком не скрывали сожаления по поводу трагического исхода событий в Беслане, но и ставили вопрос об ответственности государства, об ответственности властей России за жизни своих граждан.

Один из собственников канала Александр Роднянский работает в Москве. Быть может, закрытие программы, в которой объективно оценивались “безпорадні дії спецслужб Путіна”, могло ему чем-то навредить?... У нас ведь постреволюционный романтизм, а в Москве все по-прежнему: чекисты при власти, отсутствие оппозиции и свободы прессы.

- Программы так и канули в лету? Их нигде не показали?

- Юридические права на эти передачи принадлежат каналу, поэтому мы нигде не можем их использовать, хотя там, действительно, было на что посмотреть. Было желание показать одну из программ (о Беслане) в одно миз клубов, но не все сотрудники “Доказа” с этим согласились. Увы.

- Я знаю, что недавно вышла книга-сборник легендарных „темников” (анонимных указаний от администрации бывшего президента Кучмы, ограничивающих свободу СМИ), составителем которой вы являетесь. Расскажите о ней, пожалуйста.

- Между прочим, книга “Власть тьмы и темников” увидела свет в вашем городе! С помощью и при активном „продюсировании” проекта со стороны сопредседателя Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова. Это триста страниц увлекательнейшего чтения. Если бы у меня возник соблазн поставить на обложке свою фамилию, то по праву моими соавторами должны были значится и бывший глава администрации президента Виктор Медведчук, его помощники господа Васильев и Погребинский, известные московские политтехнологи Марат Гельман, Глеб Павловский…

В хрестоматии собраны около полусотни темников, а также „самое-самое”: выборка из нескольких сотен тайных инструкций режима Кучмы для медиа. Можно найти все идеологемы, которые навязывались прежней властью. Эта книга дает возможность понять, в каких условиях существовала пресса в Украине в 2001-2004 годах, под каким давлением жили журналисты.

Поверьте, обман, цинизм и давление на нашу с вами корпорацию были ужасающими. Одни журналисты с легкостью поддались этому давлению, другие – из всех сил сопротивлялись. И, конечно же, не могу не вспомнить о профессиональном и гражданском подвиге журналистов „5 канала” и отчаянную смелость сурдопереводчика УТ-1 Натальи Дмитрук, которая не побоялась – пусть и на языке глухих – дать Украине слово правды: власти фальсифицируют результаты выборов, на самом деле победил Ющенко!...

Я думаю, журналисты были во многом виновны во событиях, которые предшествовали тому фантастическому по исторической и эмоциональной силе событию, которое мы пережили осенью минувшего года. Это правда, что мы не до конца боролись за свою профессию. Но знаю точно, что большинство коллег хотели быть честными перед своим читателем, зрителем или слушателем.

Частью Помаранчевой революции была и журналистская революция. „Жить не по лжи” – писал в свое время Солженицын, к этому стремились и мы. Кто-то увольнялся в знак протеста, кто-то устраивал забастовку на рабочем месте, кто-то заявлял вслух менеджерам, что не будет выполнять “эти дурные медведчуковские писульки”. Ведь журналисты не видели самих темников, они получали задания от главных редакторов, и уже от профессионализма самого журналиста зависело смогут ли его „использовать”. Теперь я понимаю, что еще когда работал в “Киевских ведомостях” в 2001 году, главный редактор давал мне некоторые темы “из темников”, но тогда я об этом не знал. Впоследствии, я «собаку съел» на этих самых темниках и, без лишней скромности, могу себя назвать самым крупным специалистом по данной форме политической цензуры…

Оригиналы темников – несколько сотен штук – я собирал по крупицам в результате кропотливого журналистского расследования. И я решил свести их в одну книгу с подзаголовком “Хрестоматия политической цензуры в Украине 2001-2004”. Думаю, что книга будет в основних библитеках, в частности, вузовских. Чтобы и завтра люди имели возможность знать не только об царском Эмском указе и цензуре Брежнева, но и о тотальной несвободе масс-медиа во времена Кучмы.

Эти документы важно оставить в истории, чтобы не было такого, мол, „Данилыч, звини!”, как пишут некие „оригиналы” на заборах, Кучма – это “золотой век украинской демократии” и т.д... Кучма – это насилие над обществом, жесточайшая цензура, это убитый Гия Гонгадзе! Это десятки профессионалов, которые бросили журналистику и ушли в другие сферы, это целое поколение журналистов, которые думают, что за деньги можно все. „Власть тьмы и темников” – источник фактов для тех, кто разбирается в медиа, для аналитиков, экспертов, политиков, а не для массового читателя.

- Не могу не спросить о вашей коллекции самиздата и периодики. Появилось ли что-нибудь новое?

- Да, недавно приобрел в одном букинистическом магазине замечательную подборку из сотни газет начала 30-х годов – „Сівалка”, „Робітник-студент”, „Більшовик на городах”, „Соціалістична перебудова”... Это времена активной борьбы с „оппозиционерами”, „агентами Запада”, “вредителями”, “куркулями”. Читать и интересно, и страшно. Как вам такое объявление: я, колхозница и комсомолка Н. официально отказываюсь от своих родителей...

Я давно вынашиваю идею создать музей прессы, так как дома складировать более чем 15 тысяч наименований периодических изданий бывшего СССР и стран СНГ уже просто некуда. Для начала начну с виртуального музея украинской прессы в Интернете, а там посмотрим. Тем более, что идут выборы – Клондайк для любого коллекционера прессы и предвыборной агитации.

Джерело: http://kipiani.org/

Published on 26 December 2005