Евгений ИХЕЛЬЗОН "Сегодня"

Алла Дудаева: Виктор Ющенко очень похож на Джохара

Встретиться с вдовой первого президента чеченской республики Ичкерия Джохара Дудаева для любого журналиста очень нелегко. Алла Дудаева живет в Стамбуле, не имея никакого правового статуса в Турции.

Історію краще знати з першоджерел

Історія, як і харчі: чим далі від своєї появи – тим більше тхне. А з часом можна й отруїтись; їжею – фізично, а нашим зманіпульованим минулим – духовно. Тому найкраще можна зрозуміти події – почувши про них з перших рук, від безпосередніх учасників.

Доля України тісно пов’язана з долею нашого найближчого сусіда – Росії. І безперечно, що події в ній прямо чи опосередковано впливають на нашу країну. Одна з таких подій – тривала й безглузда війна в Республіці Ічкерії.

І кому, як не дружині першого президента Ічкерії Джохара Дудаєва знати, чим жив чеченський народ у той час, коли розпочалась ця безперервна війна. Тому інтерв’ю, яке вона дала кореспонденту газети „Сегодня” Євгену Іхельзону, що було опубліковане 12 серпня цього року, висвітлює події того часу безпосередньо з їх епіцентру. До того ж, там лунає пряме застереження для України. Застереження, вистраждане гіркою долею чеченського народу. А як кажуть: краще вчитись на чужих помилках, ніж на своїх.

Мовою оригіналу:

Встретиться с вдовой первого президента чеченской республики Ичкерия Джохара Дудаева для любого журналиста очень нелегко. Алла Дудаева живет в Стамбуле, не имея никакого правового статуса в Турции. Она не имеет ни вида на жительство в этой стране, ни статуса политического беженца. Ее российский паспорт давно просрочен. Единственный документ, который она подписала в Турции, — это обязательство, что она не будет делать политических заявлений, не будет общаться с турецкими СМИ и вообще не будет будоражить общественную жизнь страны. В ответ на это турецкие власти закрывают глаза на ее пребывание на своей территории.

"Если был бы хоть какой-то паспорт, любой страны, я бы давно уехала из Турции. Я непродуктивно провожу здесь время. Летом жарко, я не могу писать картины, да и вдохновение здесь посещает меня все реже, — говорит она. — Меня приглашают на различные конференции по чеченским проблемам, но что мне ответить? Что у меня нет документов и я не могу выехать?"

Алла Дудаева — известный художник, она говорит, что за всю жизнь написала более 200 картин. Раньше она никогда не продавала свои картины, а сейчас делает это, чтобы кормить семью. Картины уходят по 400—500 долларов. Самые большие деньги — 19 000 долларов, она выручила за картину, проданную на концерте в помощь чеченским детям, который проходил несколько лет назад в Стамбуле. "Однако организаторы концерта нас кинули, деньги до Чечни не дошли, да, собственно говоря, боль чеченского народа давно уже стала для многих поводом зарабатывать деньги", — говорит Алла Дудаева.

Алла Дудаева читает книги Карлоса Кастанеды, изучает пророчества Нострадамуса, верит в мистику, знаки и сны. Когда был жив Джохар, он часто обращался к ней за толкованием снов.

В квартире на двух уровнях вместе с ней живут вместе ее дочь, зять и трое внуков. Балкон первого этажа выходит в небольшой сад с финиковыми пальмами и розами. Мовсуд, ее зять, пожаловался на то, что соседка разводит у себя дома кошек, их уже не менее полутора десятков, и они бегают по всему дому. В жилище нет кондиционера, и Алла говорит, что в доме жарче, чем на улице. Здесь постоянно работает телевизор, преимущественно он настроен на канал РТР, поскольку турецкий в семье знают только дети. Во время нашей беседы в каждом выпуске российских новостей американское телевидение обвинялось в том, что оно продемонстрировало всему миру интервью Шамиля Басаева. Поэтому первый вопрос интервью был именно о нем, так уж сложилось.

О БАСАЕВЕ

— Алла, вы согласны, что Шамиль Басаев — террорист?

— Может быть, смотря что скрывается за этим словом. Даже если и террорист, то не международный террорист. Россия давно ведет эту игру, чтобы убедить международное сообщество, что борьба чеченского народа за независимость — это международный терроризм. К сожалению, такие сайты, как "Кавказ-центр" (самый известный интернет-ресурс Ичкерии. — Прим. ред.) своими публикациями о связях с "Аль-Каидой" дают возможность мировому сообществу делать такие предположения. Я думаю, что это делается специально и работает на пользу российской пропаганде.

— Когда вы общались последний раз с Басаевым?

— Очень давно. Больше трех лет назад он написал мне письмо, я не помню содержания, оно было довольно формальное, он мне желал счастья и здоровья. Но на конверте был такой адрес: "Чечня, поселок Горный, улица Лесная, блиндаж N1, бельэтаж, Шамилю Басаеву". Он всегда отличался оригинальным чувством юмора.

— То, что делает Басаев, может помочь добиться независимости Чечни?

— Я не верю, что таким способом можно чего-то добиться от России. Российский народ живет в нищете и бесправии. Чем люди более бесправны, тем больше они равнодушны к тому, что происходит. С другой стороны, чем хуже в России жизнь, тем быстрее, быть может, они придут к революции. Сейчас российский народ стал прозревать, мне так кажется.

О ВАХХАБИЗМЕ

— Скажите, вам удавалось оказывать влияние на процессы, которые происходили в Чечне, когда вы там жили?

— Я всего лишь художник и поэт, я не политик. Вдохновение — это полет души, очень часто стихи сбываются, одно слово цепляется за другое. Все годы после окончания первой чеченской войны я что-то пыталась сделать, чтобы предотвратить войну новую, но слишком большие силы были против мирного исхода событий. Я выступила по телевидению в 1999 году, я пыталась остановить вторую войну. Я предложила на месте, где погиб Джохар, в Гехи-чу поставить башню из камней и на ней написать имена героев, которые погибли, зажечь там вечный огонь, назвать ее башней согласия. Чтобы люди клялись именами тех, кто погиб за свободу, чтобы больше не повторилась война. Вместе с Ахмедом Закаевым (тогда министр культуры Ичкерии. — Прим. ред.) мы организовывали концерты. И наша деятельность была противостоянием ваххабизму в Чечне. Ваххабиты хотели запретить все светские развлечения, хотели запретить праздновать Новый год и вообще все светские праздники.

— Это шло вразрез с вашими убеждениями?

— Чеченский ислам — это веселая религия, в ней нет совсем насилия. Но ваххабизм — это нечто привнесенное, это против культуры чеченского народа. Ваххабиты хотели оторвать чеченцев от чеченских обычаев. Они хотели изменить традиции почитания старших, уничтожить авторитет стариков. Ваххабитские структуры создали в Чечне альтернативные органы власти во время правления Аслана Масхадова (президент Ичкерии после первой чеченской войны. — Прим. ред.), и в этом была огромная опасность, это работало на дестабилизацию обстановки. Кроме того, ваххабиты пытались влиять на международные связи Чечни, выступали за сотрудничество только с мусульманскими странами, что плохо влияло на международный имидж республики.

О ПРИЧИНАХ ВОЙНЫ

— А почему в 1994 году все же началась первая война?

— Слишком много было заинтересованных сторон. Я скажу вам то, что никогда ранее не говорила и в книге своей не писала. Дело в том, что Джохар хотел отдать чеченскую нефть в концессию на 50 лет американским нефтепромышленникам, связанным с тогдашним президентом США Биллом Клинтоном. Мы принимали у себя в доме их представителя. Речь шла о контракте стоимостью 50 миллиардов долларов. Тогда Джохар говорил: "Чечня станет новым Кувейтом, из кранов будет течь верблюжье молоко". Мы должны были лететь в США и даже получали в Стамбуле визы для этой поездки, однако переговоры были отложены. Как потом мне стало известно, бывшие руководители республики Саламбек Хаджиев (бывший министр нефтепрома) и Доку Завгаев вели переговоры о той же самой концессии, но просили за это всего 23 миллиарда. Они обещали, что "режим Дудаева" падет, они снова придут к власти и помогут американцам осуществить планы. Естественно, это было согласовано и с российской стороной. Они действительно были уверены, что Джохара можно было легко отстранить от власти. Они взяли в банке кредит, купили танки, наняли российских офицеров, чтобы совершить в Чечне военный переворот, однако это закончилось для них плачевно в сентябре 1994 года. Тогда в дело вступила российская армия... Я предполагаю, что вся материальная помощь, которую Клинтон направлял России, а это более 2,5 миллиарда долларов, была как бы авансом за будущий нефтяной контракт и направлялась на финансирование чеченской кампании. Этим и объясняется "американская помощь" в убийстве моего мужа, США помогало технически в осуществлении этого плана.

— Ходили упорные слухи, что Джохар Дудаев жив и просто скрылся из Чечни...

— Я уже говорила, как отношусь к сплетням. Я видела его мертвым, я была на похоронах, что еще сказать. Мы вывозили его тело с места гибели, у нас осталась всего одна машина — УАЗ. И мне пришлось там сидеть между задней дверью и задним сиденьем, поскольку на заднем сиденье лежал умирающий Джохар.

ОБ УКРАИНЕ

Я привез Алле несколько украинских газет, в которых в то время живо обсуждался скандал с сыном президента Андреем Ющенко. Госпожа Дудаева также увидела фотографии, как студенты одного из вузов бросают под забор секретариата президента оранжевую символику.

— Я очень переживаю за Украину, и мои мысли пронизаны большой болью. Я знаю, каждый чеченец болел за вашу революцию. Хочется, чтобы Украина научилась на наших ошибках, чтобы украинцы были бдительными. Вы должны беречь своего президента, он тяжело шел к власти, на его лице до сих пор следы отравления. Когда человек становится президентом, вокруг него собираются шакалы, которые пытаются добиться расположения любыми способами, красивыми словами, подарками и так далее. Виктор Ющенко очень похож на Джохара Дудаева — он хочет хорошего для своей страны, но, как мне кажется, не совсем разбирается в людях, которые его окружают. Когда Джохар стал президентом в 1991 году, я опубликовала в газете "Чечено-Ингушетия" свою басню о шакалах. Он тогда говорил мне: "Алла, ты наживешь себе врагов". Он слишком доверчиво относился к людям. Когда ему принесли документы из архива КГБ в Грозном, оказалось, что множество людей из его окружения — агенты КГБ. Он их всех простил. Он просто не понимал, какими цепями к себе приковывает КГБ. Также и в Украине — если не отстранить от власти агентов влияния, которые были завербованы еще в бывшем СССР, трудно будет что-то изменить.

— То есть вы за люстрацию в органах власти?

— Да, иначе эти политики будут толкать Украину к войне. Не нужно ссориться друг с другом из-за постов, кто кому дал медаль, а кто нет. Нужно стараться сделать свою страну цветущей, начиная от самого маленького поселка. То, что кто-то стоял на Майдане месяц, это еще не повод для гордости. Первая ненасильственная революция, кстати, была в Чечне в 1991 году — люди три месяца не уходили с площади, пока не ушло в отставку правительство Доку Завгаева. То есть задолго до вашей "оранжевой революции" и "революции роз" в Грузии была чеченская революция, я называю ее "танцующая революция", потому что каждый день на площади танцевали лезгинку.

— В вашей книге есть эпизод, когда вы убежали из под носа ФСБ в 1996 году в Украину. Расскажите об этом...

— У меня не было паспорта, мы с зятем Мовсудом приехали в Киев на поезде только со справкой. Накануне меня допрашивали на Петровке-38 по поводу фальшивого паспорта, и я узнала о том, что ФСБ больше не хочет выпускать меня из виду и даже хотело отправить меня в "санаторий". В Киеве меня встретили народные депутаты, одним из которых был Михаил Ратушный, которые вывезли меня на автомобиле в Шешоры (Ивано-Франковская область), где я прожила две недели, ловила карасей и готовила котлеты из сыроежек. А впоследствии мне помогли перейти нелегально границу из Украины в Белоруссию, а потом в Литву. Я хочу еще раз сказать спасибо тем, кто мне помогал это сделать, я знаю, что эти люди и сейчас в украинском парламенте.

Алла Дудаева подписала для украинского президента экземпляр своей книги, который сейчас находится в редакции: "Первому президенту независимой Украины Виктору Андреевичу Ющенко. От всего сердца и от имени борющегося чеченского народа желаю вам и украинскому народу благоденствия и процветания. Надеюсь, что моя книга хоть немного поможет вам". Свою личную подпись она завершила эффектным цветочком. При первой же возможности мы передадим книгу президенту Украины.

КСТАТИ

Алевтина Федоровна Дудаева (девичья фамилия — Куликова) родилась в 1947 году. Отец — офицер Советской армии, бывший комендант острова Врангеля, ныне пенсионер и поэт. С молодым лейтенантом ВВС Джохаром Дудаевым она познакомилась в Калужской области, в военном городке Шайковка. В 1970 г. закончила Смоленский пединститут, художественно-графический факультет. Имеет 2 сыновей и одну дочь. В 1999 году, с началом второй чеченской войны покинула Чечню. Жила в Азербайджане, в 2002 году перехала в Стамбул. Алла Дудаева — автор книги "Миллион первый", в которой рассказывает о своем муже и первых годах чеченской независимости.

Джохар Дудаев — первый генерал-чеченец в Советской Армии. В 1990 году возглавил исполком Общенационального конгресса чеченского народа, который после провала августовского путча в Москве в 1991 году сверг прежнее коммунистическое правительство Чечено-Ингушетии. Вскоре Дудаев был избран президентом Чеченской республики Ичкерия. В 1994 году, с началом первой чеченской войны, он возглавил сопротивление российским войскам. Убит 21 апреля 1996 года ракетой запущенной с российского самолета. Ракета шла на сигнал спутникового телефона Дудаева.

Джерело: Майдан

Published on 27 August 2005